Акции   О нас   Проекты   Контакты   ДА в ЖЖ   Регионы   Фото   ДА!-медиа  


Шкафы из массива дерева заказать шкафы. Информация раздвижная крыша для террасы на нашем сайте.

Московские Новости, 10 июня 2005
Евгения АЛЬБАЦ, профессор Высшей школы экономики

Пока еще можно

Вот уже которую неделю я занимаюсь совершенно не своим делом: я организую митинг. Точнее, митинг-концерт под лозунгом из популярной молодежной песенки "Я свободен, я забыл, что значит страх" — митинг против страха, в поддержку Михаила Ходорковского и всех политических заключенных.

Я никогда не организовывала митингов, я вообще кошка, которая гуляет сама по себе, а тут — команда. Все больше — двадцатилетние, еще студенты, у которых, впрочем, за спиной уже не один пикет: Маша Гайдар, лидер молодежной группы "Да!" ("Демократическая альтернатива"), Илья Яшин — лидер молодежного "Яблока" и "Опоры", Наташа Морарь из группы "Совесть" и другие — старше, моложе...

У нас нет ни офиса, ни денег, ни профессиональных пиарщиков или умудренных знанием политтехнологов. Для ребят это — фан, желание еще раз заявить о себе в большой политике и нежелание мириться с тем, что власть их не держит за людей или полагает, что может купить за три копейки и за счастье посидеть рядом с самим товарищем Путиным. Они не жили при советской власти, и потому в них нет ни пиетета перед высокими кабинетами, ни страха, что вся их искренность и энтузиазм однажды могут закончиться ходкой и этапом. Мне кажется, что они вообще воспринимают нынешнее закручивание гаек как: как испорченный обед из дешевой университетской столовой: пара литров воды, немного марганцовки, унитаз, несколько неприятных часов, но — поднатужились, и оно ушло вниз, в канализацию.

И еще в них есть убежденность, что так, как сейчас — с этим циничным переделом собственности, неправедными судами и озверевшей милицией, — быть не может и не должно. В этих ребятах прорва амбиций, но амбиций, в отличие, замечу, от их старших коллег по либеральным партиям, каких-то правильных: они уже знают, что по одиночке их перещелкают, как котят, что надо уметь объединяться, что, когда "враг у ворот", выяснять, кто главнее или кто больше виноват, что профукали демократию, или у кого, пардон... ну, кого девушки больше любили, — глупо и поздно, и вообще не про то.

У меня же, напротив, ощущение, что мы, я — теряем страну, что из нее уходит воздух, пространство свободы сжимается буквально на глазах — дышать еще как-то можно, но от недостатка кислорода уже ноет голова. Конечно, во мне сказывается опыт советского человека, который только-только вырвался из клетки, и вот — снова, обратно, туда. Но не только. Авторитарные бюрократические режимы — моя академическая специальность, я изучала интересы и мотивации чиновников в погонах и без последние десять лет, и потому я вижу, знаю, что мы вступили в латиноамериканскую колею и с завидным ускорением несемся в сторону режима, где нет ни контролируемых властью политики и СМИ, нет нормального бизнеса, нет и никаких страховок — ни на собственность, ни на жизнь. Но есть чиновничий беспредел, безудержная коррупция и спорадические репрессии. Так было в Аргентине, Боливии, Венесуэле, Уругвае, так есть — в Парагвае. И я не хочу в эту колею. В конце концов, у меня ребенок, и я не для этого ее родила. Потому мы и организуем этот митинг 12 июня в 2 часа дня на Лубянке, у Соловецкого камня. Пока — еще можно...